and
Two Poems by Alla Gorbunova

1 August 2014

Sonata Out of a Tin

1
o lord, I call on thee out of a tin:
make it blossom like Aaron’s rod
like gardens in tin rays and maples.

– I myself am made of tin
and everybody around is a tin clown.
generally I feel as if I were in a tank,
that is, in a tin.
in other words-
tough tinny!

I was wondering and thinking a silly nervous thought,
and not from within and not from the outside,
not from the outside and not from within,
and never understood anything.
and the silver fish died and wasn’t resurrected.
I should think up a cursed thought,
so that nobody else dies, but it seems that I won’t make it.

you so-so tin clowns,
why do you stop me from doing my
fiery work, my
true work, my
only work!

but what you, mechanical spirits, are doing
will end with the great invention of a tin-opener thing.

2
de profundis, as they say if you
smell tin flowers in a tin –
it’s like smelling flowers in a gas mask,
as they say in the SWAT team.

but when Mary descends
on tin clowns
and walks among them, pointing a gun –
I will be the first
to be shot.

You roll dice and gamble
with the devil-tinsmith, the sly pig,
who at the last moment, before the pull-off
will fling me with a smirk to the stake.

3
o lord, I call on thee from a tin,
make it bloom like David’s psalm –
like prayer and song.

– and with Your knife,
open it
and remove a sharp tin crown
from me,
and replace the hinges
with tendons.
blessed are they
who see knife wounds in the tin,
and tin wounds
on the knife face.


СОНАТА ИЗ КОНСЕРВНОЙ БАНКИ

1
господи, взываю к тебе из консервной банки:
вели ей жезлом аароновым расцвесть –
садами в жестяных лучах и клёнах.

– я и сам жестяной,
и все вокруг жестяные клоуны,
в общем дела у меня примерно, как в танке,
то есть как в консервной банке,
одним словом –
жесть.

гадал я и думал глупую нервную думу:
инутри иль извне,
извне иль изнутри,
так ничего и не понял.
серебряная рыбка умерла да и не воскресла.
должен я додумать проклятую думу,
чтобы больше никто не умер, а, кажется, не успею.

ах вы такие-сякие жестяные клоуны,
что вы мешаете мне делать мою работу
огненную, мою работу
истинную, мою работу
единственную!

но то, что вы вытворяете, механические барабашки,
кончится с великим открытием открывашки!

2
де профундис, как говорят, если ты
в консервной банке нюхаешь жестяные цветы, –
это как нюхать цветы в противогазе,
как говорят в спецназе.

но когда к жестяным клоунам
нисходит Мария
и проходит меж них, наставляя ружьё, –
я первый, кто
подойдёт под выстрел.

играешь Ты в кости и держишь пари
с чёртом-жестянщиком, ушлой свиньёй,
что в последний момент перед спуском курка
с ухмылкой закинет меня на выскирь.

3
господи, взываю к тебе из консервной банки:
вели псалмом давидовым ей цвесть –
мольбой и песнью.

– и Твоим ножом
открой её,
и жестяную острую корону
сними с меня,
и замени шарниры
на сухожилия.
блажен,
кто видит в банке раны ножевые,
но и от банки –
рану на ноже.


Vegetable Garden Song

— Fruit, vegetable and plant-growers, gardeners, ploughers, agricoles, peasants,
grab your spades and buckets, take us on,
dig for soup and winter preserves and market trading,
and you, granny, will sell us and buy a bottle of vodka,
and mummy will fry us on the frying pan, since
a new autumn is coming, and it’s harvest time:
we are ripe and our fruits are from the earth and soon to be food,
a new autumn is coming and so is a new time, –
may it be good.

The potato spirit was wandering over the potato field at night
and saw: potato wine spread out into four direction of the wind,
and in the ground the potatoes gazed with young eyes of gall,
and in all vegetable gardens they had a farewell ball,
a ball of autumn and last fruits, grown by man,
and in the New World genetically modified soybean
knew: its kingdom has come, and the plastic is melting,
a new autumn is coming and so is a new time,
and this is the last celebration.

The good old veggies: courageous courgettes, cool cucumber,
sturdy turnip, proud swede, and vegetable-growers, farmers,
old men and women of old earth and last gnomes
danced in a circle among garden-beds, from bare
good root-crops: the earth has given everything it had stowed,
all its juices and crops, all its love and power,
and they kissed each other good-bye in a dance of spades and buckets,
the courgette, the cucumber, the turnip and the proud swede,
Matthew, John and Pete.


ОГОРОДНАЯ ПЕСНЬ

— Огородники, дачники, садоводы, пахари, оратаи, крестьяне,
берите лопаты и вёдра, идите на нашего брата,
копайте для супа, и заготовок зимних, и торговли на рынке,
и ты, бабка, продашь нас и купишь бутылку водки,
а мамаша поджарит нас на сковородке, ибо
новая осень приходит, и время страды:
мы созрели и плоды наши от земли и съедобны,
новая осень приходит, и новое время,
да будет же оно добрым.

Дух картофеля ночью гулял на картофельном поле
и видел: раскинулась ботва на четыре стороны ветра,
а в земле картофель глядел молодыми очами,
и на всех огородах устроили бал прощанья,
осени и последних плодов, выращенных человеком,
а в Новом Свете генетически модифицированная соя
знала: пришло её царство, и плавится пластик,
новая осень приходит, и новое время,
и это последний праздник.

Но старые добрые овощи: кабачок кабацкий, огурец-молодец,
крепкая репка и славная брюква, и огородники, фермеры,
старики и старухи старой земли и последние гномы
водили хороводы среди грядок, от корнеплодов добрых
опустевших и голых: земля отдала всё, что было,
все соки свои и хлеба, всю любовь и силы,
и целовались прощально в пляске лопат и вёдр
кабачок, огурец, репка и славная брюква,
Матфей, Иоанн и Пётр.

This entry was posted in TRANSLATIONS and tagged , . Bookmark the permalink.

Related Posts:

Please read Cordite's comments policy before joining the discussion.